eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Курс лекций по педагогике

Лекция 1
Г.П. Щедровицкий
1 лекция, МОГИФК, март-апрель, 1980г.

Нам остается до экзаменационной сессии 6 недель, за которые я должен буду прочесть вам 7 лекций. И вот за это короткое время мы с вами должны разобраться в первую очередь с основными понятиями педагогики. Эти лекции и записи и  ежели в них учебники по педагогике будет целый ряд разделов, которых я в этих лекциях вообще не могу касаться. Это в первую очередь такие простые разделы, как система народного образования в СССР, роли пионерской организации, взаимодействия школы, семьи и т.д., где для ответа, да и по сути дела вполне достаточно обыденных представлений, где по сути дела никакой педагогической теории нет. Всякий, кто прошел нашу школу и в семье вынужден возиться с детьми и вообще глядит на мир открытыми глазами, может считать себя вполне подкованным. Я буду заниматься только сложными вещами и постараюсь провести ваши, а заодно и мои представления на этот счет.

Введение.

Хотя педагогика как самостоятельная дисциплина, как вы это хорошо знаете, сложилась уже к первой половине 17 века в первую очередь в работах Яна Амоса Каменского, тем не менее до сих пор педагогика не стала оформленной и развитой наукой. У нас есть академия педагогических наук, но у нас нет педагогической науки. Таково положение во всем мире. Новот сейчас в 20 веке положение очень резко меняется. Меняется в первую очередь потому, что сложилась новая, совершенно особая ситуация, и о ней вам уже рассказывал в прошлых лекциях.

Она определяется в первую очередь необходимостью давать полное среднее образование всем без исключения гражданам страны.

Давть высшее образование по крайней мере 40-50% всех жителей страны. Этого требуют задачи обороны, развития промышленности и всего хозяйства. Того, что мы сейчас называем научно-технической революцией, научно-техническим прогрессом. И вот в этих новых условиях фронтального обучения и высоких требований к образованности и культуре людей совершенно по-новому ставятся вопросы о педагогике и, по-видимому, 20 век - это тот век, когда именно в педагогике будут достигнуты какие-то пути, существенные крупные успехи, поскольку вся жизнь требует коренного совершенствования и развития системы образования. И поэтому появляется необходимость хорошо развитой оформленной педагогической науки, значительно более развитой, чем это было до сих пор. Мы живем сейчас в этом плане  на определенном переходе. Вот это вы должны четко понимать.

Ведь это означает практически, что где-то в наши годы, в наши десятилетия проходит граница между прошлой педагогикой и будущей. И вот на этой границе педагогика кардинальным образом  меняет свое лицо, и поэтому у нас с вами будут разные оценки  для того, что было в прошлом и для того, что будет в будущем.

Я все время буду работать на этих представлениях, на том, что должно быть и на том, что было. (pис.1)

 Буду сопоставлять одно с другим и противопоставлять одно другому. Многие мои суждения будут определяться той разницей между тем, что было и есть, и тем, что должно быть; и в частности первый важнейший тезис здесь состоит в том, что в настоящее время по сути дела нет какой-то четкой установленной  системы педагогических понятий и представлений. Мы имеем невероятный разнобой точек зрения, подходов, позиций, представлений, - причем разнобой настолько большой, что даже один авторский коллектив, ну скажем тот, который писал этот ваш  зеленый учебник педагогики, не может сговориться между собой о том, как трактовать саму педагогику, обучение, воспитание, образование; поэтому когда вы будете читать эту книжку, вы постоянно будете сталкиваться с тем, что, скажем, на странице 3  педагогика определяется одним образом, а на странице 8 уже  совсем другим, на 25-й - третьим. Причем они диаметрально отличаются друг от друга, поэтому то, что вы имеете здесь в виде учебного курса - это удивительная окрошка из самых разных мнений, представлений, взглядов, которые никак не связаны друг  с другом, не согласовываются, и это не только характеристика  этого авторского коллектива, это характеристика вообще современного состояния педагогики. В этом нет ничего особо странного и удивительного, может этот учебник немного похуже, чем  другие, но тут все эти различия лежат за пределами значимого.

Любой учебник педагогики будет плохим, и в любом из них вы фактически не найдете настоящих понятий. И это относится как  к трактовке самой педагогики, так и к трактовке ее основных  категорий - образования, воспитания, обучения. Еще сюда часто добавляют четвертую категорию, - мы ей практически не будем пользоваться, но вы должны знать, - преподавания.

pис.2.

Поясняю это сейчас на примере. Когда вы открываете этот учебник, вы там находите прежде всего исходное определение,  что "педагогика - это наука...", ну а дальше могут быть разные определения: наука, скажем, о процессах воспитания, о процессах обучения и воспитания, о закономерностях воспитания и обучения, об управлении процессом обучения и т.д.  Ну, формально это определение построено правильно. Обратите внимание, все определения имеют тройную структуру. Они включают определяемое слово или понятие, в данном случае педагогика, знак тождества или приравнивания, ну в языке и в речи мы выражаем это тире обычно, затем идет родовое слово или род. В данном случае педагогику подводят под понятие науки. Это означает, что  есть, скажем, план или множество всех наук, и педагогику помещают туда. Вот она. Значит, идет вторым пунктом род, а дальше добавляется так называемое видовое отличие или видовой признак, а именно, какая наука, - наука, скажем, о процессах воспитания,закономерностях процессов воспитания и т.д.(см.pис.2) Вообще любое определение, неважно в педагогике или физиологии, анатомии,       психологии, всегда будет строиться вот по такой формальной структуре, и овладение этой формальной структурой может предостеречь вас от многих ошибок. Вы каждый раз должны смотреть, как вы определили то или иное явление. Повторяю еще раз: неважно в педагогике, психологии, анатомии, физиологии, где угодно есть определяемое слово, род и видовое отличие. Но соблюдение этой формы, - которую нам подарил Аристотель, и которая сохраняется до сих пор в такой им заданной форме, - соблюдение этой формы еще не гарантирует истину. В частности, вы можете подвести педагогику либо под род науки, либо под какой-то другой род и  тогда у вас будут совершенно разные представления. Давайте  это обсудим. Посмотрим какая интересная штука получается: если педагогика есть наука, а наука занимается, как известно, выработкой знаний, обобщений и систематизацией и оформлением в виде теорий. Наука есть исследовательская деятельность, которая продуктом своим имеет знание. В данном случае это должны быть знания о воспитании и обучении. И тогда оказывается, что ни я, читающий здесь лекции, никакой другой преподаватель в вузе, никакой другой преподаватель в школе, никакой воспитатель детского сада в педагогику уже не попадают и педагогами считаться не могут. Понятно. Раз мы сказали, что педагогика есть наука о процессах воспитания, значит я здесь обучающий вас, читающий лекции, я не педагог, я к педагогике как и все другие преподаватели никакого отношения не имею. Вот так  построено это определение. Повторяю еще раз исходное и для вашего учебника и для меня, то, из чего я читаю. Почему это происходит ?  И как ?  Потому что, здесь строится прежде всего определенная схема, объектная или, как можно будет говорить,  онтологическая, в которой рисуются процессы воспитания или обучения. Вот это у меня будет учитель, а вот это - ученики.

Затем надстраивается еще одна сфера, в которой осуществляется изучение, исследование и производство знаний. И граница, по которой определяется педагогика, проводится между наукой и областями обучения и воспитания.(см.pис.3) И говорится: педагогика есть только то, что есть наука изучения процессов обучения и воспитания. Так проводят границу те, кто дает такое определение. В этом определении педагогики как науки заключена вот эта процедура членения мира, который нам с вами известен, на две части: на часть, где есть практика обучения и воспитания, и это не педагогика по этому определению, и ту часть, где происходит изучение этих процессов и которая, по этому определению, педагогика.

 pис.3.

Но через 5-6 страниц авторы этого определения забывают о том, что они дали это определение и начинают называть педагогикой процессы обучения, воспитания, всю воспитательную работу, которая, обратите внимание, дает на выходе уже не знания, а обученный и воспитанный индивидуум. Правильно ? Обучение и воспитание направлено на человека. Оно его преобразует, мы говорим - обучает, воспитывает. Здесь на входе идет малообученный, маловоспитанный, здесь выходит более обученный, более воспитанный. Вот это продуктивный выход самих процессов воспитания и обучения.

А наука дает знания, которые потом переводятся в форму  теорий, теория переводится в форму учебного предмета, ну вот  того, скажем, учебного предмета, который у вас в зелененькой  книжечке записан. А дальше эта теория или учебный предмет  передаются - кому ? С одной стороны, студентам педагогических  вузов и всем тем, кто дальше будет работать с теми обучениями и воспитаниями. Это студенты, учащиеся специальных вузов,  техникумов, училищ и т.д. Скажем, инженерам энергетического  института или авиационного, педагогику ведь не читают и этих  педагогических знаний не дают. И те же преподаватели, которые  на самом-то деле почти ничего уже этого не читают. Но иногда к этому все-же прибегают с совершенно другой функцией, используя учебники и теорию. А вообще-то, пройдя вот такой цикл, эта совокупность знаний, переведенных в форму теорий, должна вернуться с одной стороны, в сферу обучения специалистов, педагогов, а с другой стороны, в сферу самой педагогической практики и быть задействованной в ней. При этом студенты превращают знания из теории и учебных предметов в свои способности, умения и навыки учить, обучать, воспитывать и т.д. Преподаватели пользуются этими иногда как теоретическими пособиями, методическими пособиями и т.д. Вот здесь этот цикл замыкается, и получается это (см. pис.3) если, повторяю, мы обсуждаем проблему науки педагогики, педагогики как науки. Но ведь мы можем границу эту провести совсем иначе, можем, например, говорить, что педагогика - это не наука, и дать совершенно другое определение  и сказать: педагогика в широком смысле - это совокупная общественная деятельность, направленная на обучение и воспитание подрастающих поколений, ну как  пример я это привожу. Или могу  сказать проще: к педагогике относится вся работа по обучению и  воспитанию, неважно детей или взрослых. И в этом смысле есть педагогика высшей школы, педагогика повышения квалификации и т.д.  И туда попадает не только наука, но и вся практика, все методи ческие разработки, вся работа по созданию учебников, задачников, пособников  и т.д.  Это  будет другое определение педагогики. С другим родом, с другими отличительными признаками.  Вы могли бы меня теперь спросить: " А какое из них правильное ?" Но, видите, на этот вопрос в общем-то нет ответа.  Потому что раньше все было ясно, тогда была авторитарная система, то прав был всегда тот, кто стоял выше. И отсюда этот пошлый анекдот о том, что если ты начальник, то ты прав,а  если  я  начальник, то я прав. Или эта версия. Прав тот, кто имеет больше прав. Но так оно и есть: знания неразрывно связаны с принципом авторитарности. Поэтому  мы  очень  часто,  когда  это  слышим мы  спрашиваем: "А кто это сказал ?" Если это человек солидный, важный, авторитетный, значит, то, что он сказал, правильно. А если человек малосолидный, малоавторитетный, значит, можно поставить под сомнение, или вообще сказать, что это ерунда. Но так было раньше. А теперь не поймешь, потому что, скажем, один начальник в Министерстве, другой в Академии педагогических наук, а третий просто  начальник  по физике, скажем, но он тоже имеет мнение по поводу педагогики. Перестал человек заниматься физикой, начал заниматься педагогикой. И высказывает очень автоpитетные суждения, хотя он совсем не специалист, и все пpислушиваются. А недавно я слышал такую веpсию. Как очень известный сотpудник Академии педагогических наук говоpил: "Космонавты ему сказали, что детей учить надо так, и к этому надо очень внимательно пpислушаться. Но вот этот пpинцип автоpитаpности он в действии здесь. 20 век в этом плане не допускает; в этом вопpосе кто пpав, потому что истин довольно много. Каждый со своей точки зpения бывает пpав и с pазных точек зpения бывают pазные пpедставления. И так должно быть. Поэтому здесь нужна дpугая стpатегия оценки, вы должны понимать, что делается в каждом таком случае и понимать, что мы с вами можем делать одним способом, а можем дpугим. Важно только понимать, как каждый pаз делается. Вот, если мы беpем опpеделение "пе дагогика есть наука о пpоцессах воспитания и обучения", значит Иванов или кто-то сказал так. Значит, в зеленом учебнике под pедакцией Белоpусовой так написано. Ну пpекpасно. Мы беpем это опpеделение и говоpим: значит, она взяла и поделила-пpовела в этой сложной сфеpе, где внизу идут пpоцессы воспитания, а навеpху есть изучение их, она пpовела вот так гpаницу. Тогда получилось такое опpеделение, что педагогика есть наука В чем недостатки этого опpеделения ? Но это вpоде бы не согласуется со здpавым смыслом. Потому что тогда все педагоги оказываются не педагогами. Не попадают туда. Потому что они pаботают здесь. Они наукой не занимаются, они учат детей, воспитывают детей и т.д.  Но мы можем и дpугое опpеделение дать если мы включим туда все, т.е. пpактическую pаботу, то мы уже не сможем сказать, что педагогика есть наука, а должны будем сказать то-то, то-то, то-то. Понятно, да ? Пpедставьте себе, что я бегаю на коньках, значит ли это, что я занимаюсь легкой атлетикой. У ученого какая задача ? Получить знания. Что он для этого делает ? Он исследует, он осуществляет исследовательскую деятельность, получает истину, в частности, о пpоцессах воспитания и обучения. Пpи этом его не интеpесует, кто обучает, кто воспитывает. Он этого не делает, и с него этого не спpашивают. Его не спpашивают, его знания качественные или не качественные. Он ведет исследование. А педагоги что делают ? А педагоги должны обучать и воспитывать, и пpи этом их не интеpесует, что делает ученый с исследованиями. Каждый должен делать свое дело, каждый.

Если ученый не отоpвется от пpактики, то гpош ему цена.

Он же будет псевдоученый. Давайте вдумаемся, сколько бы вы не изучали кеpосиновую лампочку, электpичества от этого не появится. Пpедставьте себе, что Яблочков и дpугие были бы на пpактикузадействованы, мы бы до сих поp электpичества не имели. Поэтому пеpвая задача ученого состоит в том, чтобы от пpактики отоpваться, а если он в пpактику впеpен, то он зpя деньги получает.

Он тогда не ученый, а псевдоученый. Его тогда надо из науки гнать. И чтобы он занимался пpактикой, коли у него к этому такая пpивеpженность. Вот я вам это покажу на пpимеpе. Пpедставьте себе, докладывают здесь какую-нибудь научную исследовательскую доктоpскую диссеpтацию по педагогике. И этот человек должен исследовать пpоцессы обучения и воспитания и выявить закон или знания. И он соответственно планиpует свою pаботу. Но когда он подает свой план, его спpашивают: "А где учение и воспитание ? Вы же pаботаете в Академии педагогических наук. Значит должны обучать и воспитывать. Должны быть связаны с пpактикой и от нее не отpываться.

Спрашивается, где у вас по плану фронтальное обучение, в котором вы покажете, что придуманные вами способы и методы лучше, чем те, которые были раньше" - "Подождите, я же наукой занимаюсь. Мне надо знания получить". Ему говорят: "Нет, это надо практически внедрить, провести". Он говорит: "У меня всего три года. У меня очень сложная тема". Но ему говорят: "Тогда вы идите в Академию наук".

Вот в результате получается, что педагогической науки нет.

Есть только работа с керосиновой лампочкой. Приходит он и глядит, как плохо воспитывают и преподают. И описывает это; плохое воспитание и преподавание как то, которое должно быть как закономерно реализующееся, в результате все смешалось, в чем моя цель, мое назначение. Я прежде всего хочу, чтобы когда вы начали читать этот учебник и разбираться в нем, вы не терялись, столкнувшись с удивительным разнобоем в определениях, понятиях, трактовках, не терялись столкнувшись с тем, что все страницы не соответствуют друг другу. Они настолько не соответствуют, что не потеряться очень трудно. И действительно возникает такая неудовлетворенность и возмущенность.

Что они пишут здесь, что они пишут там. Тут писали одно, тут -другое.

А если без учебника прожить ?

Конечно, я понимаю, что это хороший путь для того, чтобы скинуть с себя часть работы. А я-то рассуждаю иначе. Смотрите, важно не стушеваться здесь, а разобраться и понять каждый раз что делает здесь тот или иной автор. Почему один дает одно; определение, а другой - другое.

- А у меня вопрос. А если мы теоретически изобретали лампочку, то мы опять бы сидели при керосине.

Г.П.- Мы еще вернемся к этому. Я с вами в принципе согласен. Изобретатель лампочки, он ученый ?

- Да. Есть разные ученые, есть ученые-практики, есть теоретики.

Г.П.- Скажите, а инженеры есть ?

- Есть.

Так вот, инженер и ученый - это одно и то же или разное ?

- Разное. Инженер претворяет в жизнь работу ученого.

Г.П.- Прекрасно. Вот теперь смотрите. А изобретатель кто ? Он инженер или ученый, или не то и не другое, а третье. Каждый из вас, как это проявилось в нашем разговоре, может и должен иметь свое мнение на этот счет. И когда он будет на экзамене высказываться, я не буду говорить, что вы не правы, потому что я думаю иначе. Но каждый имеющий свое мнение, должен объяснить: в чем состоит суть этого мнения, взгляда, знания. Каковы основания его ?  То есть, почему он придерживается такого взгляда. А кроме того, очень было бы хорошо, если б каждый, имеющий свое определенное мнение, знал еще, какие есть другие мнения. Учитывая бы их и говорил, а есть еще это..это...это.. Я с этим не согласен. И уже совсем было бы здорово, если бы каждый из вас мог свободно принимать любую такую позицию и объяснять, в каких границах она справедлива. Ведь это фактически, представьте себе, есть спортсмен, который имеет три приема. И он их все время реализует.

Вот, скажем, есть три приема  обводки. Но, наверно, более высокого класса будет спортсмен, который свободно может композиции строить из самых разных технических приемов соответственно ситуации. И делать каждый раз так, чтобы выиграть столкновение с противником. Вот это я и пытаюсь вам передать. Вот это полное владение техникой.

Педагогика - наука. Пожалуйста. Я понимаю, что здесь произошло. Разрезали вот так, отделили одну науку, обучение и воспитание в педагогику не включили. Ясно, да Не нравится нам такой вариант, стерли эту границу,назвали педагогикой сложную сферу деятельности, включающую как практику обучения и воспитания, так и все остальное. Пожалуйста, сделали это. Тогда каждый из вас действительно становится мастером своего дела, потому что он умеет одним способом, другим способом, третьим. Он понимает условность каждого способа. Он понимает, что мы проводим границы и он может сделать так, иначе, по- третьему, по- четвертому. Он свободен и он может владеть ситуацией, потому что он может соответственно ситуации применять одну, другую технику. И он не спрашивает, какая из них вечно истинная, а он знает, что в одной ситуации надо применять один прием , а в другой ситуации другой. И он не скован каждым приемом, не связан им.

Он может так или иначе, может по-третьему или по-четвертому. Но каждый раз с пониманием. И каждый раз он может объяснить, что и почему он в этом случае делает. Вот это мне представля ется идеалом.

Я хочу этот кусочек закончить шуткой. Один древнегреческий философ Сократ докучал так своим согражданам, что они и заставили его выпить чашу с ядом. Ну, например, он спрашивал: "Вот, если я у вас вырву один волос из головы, вы станете лысым ? " Человек говорил нет. Он следующий волос еще следующий. Человек говорил нет. Потом  раз, волос нет. Ну,а если один волос вернуть, он перестал быть лысым ? Нет ? А второй ? Нет. Добавляем, добавляем, опять. Граница между лысым и не лысым условна. Мы ее проводим. Вот это надо четко понимать. Границы между педагогикой и не педагогикой условны.

Организация проводит эти условности. Тогда вы говорите, что если педагог в Академии наук, то он - ученый. А если педагог в инженерном институте, тогда он не ученый , а инженер. А если педагог в школе, то он практик-учитель. Но обратите внимание, я хочу задать вопрос. А деятельности они делают одни и те же или разные каждый раз. Если разные , то тогда называйте их по-разному. Ну, если они тут и там делают одну и ту же работу. Я говорю, а кажется ли вам, что это уже дурная организация. Потому-то в каждом из этих образований, каждый должен делать свое дело. И, если я в школе, я должен учить детей, а не исследовать.

А, если я в Академии наук, то я должен исследовать, а не учить детей. Потому, что в Академии наук есть критерий для оценки продукта научной деятельности. А в школе есть критерий для оценки практической работы. А если я в школе начну исследовать, то ни есть ли это попытка увильнуть от работы. Вот такое у меня есть опасение.

- Но ведь тренер обучает и в то же время ищет что-то новое.

Г.П.- Вот видите. С тренером тут дело невероятно сложное. Причем мы можем сейчас понять переходной этап такой работы тренера, когда он исследователь и конструктор и педагог и т.д или это норма его существования, или это вообще какая-то синтетическая профессия. Это очень интересный вопрос. У нас есть в институте кое-какие разработки на этот счет. И вот в частности Евгений Георгиевич занимался специально этими делами. Но это очень сложный вопрос. И поэтому надо понимать , что все что я говорю - это тоже условно, тоже я границы вот так провожу и они не всюду срабатывают.

Но мне-то важно дать вам понимание свободы здесь и возможность мотивировать так, как вы сочтете нужным. Делаем следующий шаг. Значит мы разобрались с пунктом педагогики, теперь переходим к проблемам обучения и воспитания. Это все, повторяю, в пределах введения.

С категориями обучения и воспитания творится еще большая неразбериха, чем даже с самим понятием педагогики. Эта неразбериха отражает не только трудности понятий самих образований, но так же и то историческое развитие, которое имело место, иэменение характера самого обучения и воспитания в период начиная от, скажем, эпохи средних веков, в эпоху Возрождения и в наши дни.

Сначала о понятии. Есть разные комбинации. Мы запишем эти три понятия.(Рис.4.) Образование, обучение и воспитание.

I-й вариант. Образование объединяет как обучение и воспитание. И в этом смысле и обучение, и воспитание входят в систему образования. Ну что это за употребление. Мы говорим: система народного образования в СССР. И вот в этой системе народного образования в ней и обучают, и воспитывают. И в этом смысле когда мы даем образование- мы и обучаем и воспитываем.

Другая совершенно точка зрения, что образование, обучение и воспитание- три независимых понятия. При этом под обучением понимают формирование умений и навыков. Под воспитанием - формирование свойств и качеств личности. Под образованием - пере- дача знаний. Тогда три категории. Второй вариант трактовки.

Третий вариант, основание которому дал Гербарт. Он гово- рил:" Есть воспитание и это основной процесс, а вот обучение есть средство и метод воспитания. Образование есть то же средство и метод воспитания. Тогда вот это воспитание становится основным понятием.

Исходная мысль ясна. Значит, у нас есть три категории, и разные авторы по-разному их соотносят и связывают. Это первое. Что касается вашего учебника, то там вы найдете все названные мной варианты и еще кучу промежуточных. Вот когда, например, говорят здесь, что педагогика есть наука о процессах воспитания и закономерностях. Тогда считают, что воспитание есть глав- ный процесс, а обучение и образование ему подчинены. Это Гербартовская точка зрения, и здесь в этом учебнике представлена, кстати как и во всех словарях. Почему ? Вы помните, что Гербарт был первый, кто построил систему понятий в педагогике. Проделал титанический труд. И поэтому все остальные практически списывают у него или у тех, кто списал у него и т.д. Так это и идет.

В других случаях воспитание и обучение жестко противопоста вляются. И говорят, что воспитание имеет одни цели и задачи, а обучение другие цели и задачи. И сооветственно уже нельзя ска- зать, что обучение есть средство и метод воспитания наряду с наказанием и поощрением, а есть обучение со своими методами и воспитание со своими методами. И у вас в учебнике это тоже отражено. Потому что есть методы обучения, методы воспитания. И они противопоставлены. Это есть точка зрения Маркса. Он резко противопоставил обучение и воспитание друг другу. Короче говоря, встречаются любые комбинации. Опять-таки бессмысленно спрашивать, какая из этих комбинаций правильная. Надо знать почему, как, какая, когда возникает. И понимать, что за этим стоит. Вот сейчас я буду об этом рассказывать.

Я уже сказал, что за этими различиями в трактовке основных категорий педагогики, стоят не только различия точек зрения тех или иных авторов. Дело не в том, что один поглядел и увидел одним образом, другой - другим. Прежде всего, вы должны помнить, что все они глядели в разное время. Ян Амос Каменский глядел в 17 веке, Песталоцци и Локк - попозднее, Гербарт - в начале 19 века, Маркс - в середине 19 века, современные педагоги глядят гла- зами 20-х и 30-х годов нашего века. И за это время сами обучение и воспитание существенно изменились, трансформировались. И изменилось и трансформировалось отношение между ними. Вот этот важ- нейший тезис, по сути дела важнейший тезис этого параграфа. Итак, то взаимоотношение между обучением и воспитанием, которое мы имеем и наблюдаем сегодня, принципиально отличается от того, что было в эпоху Возрождения и в начале нового времени. Давайте представим, что там было.

Вот, если какой-то житель среднеитальянских городов, может быть достаточно обеспеченный,- представьте себе биографию Леонардо да Винчи или Микельанджело или кого-то из художников того времени, будет каждый раз типичная история,- вот если кто-то из такой среднефранцузской или итальянской семьи хотел дать своему сыну ремесло и профессию художника или мастера, то он собирал или копил определенную толику денег, брал этого парня, передавал его с рук в руки мастеру и говорил ему: возьми его, учи, пои, корми, выведи в люди. И он попадал, этот парень, в большую семью и начинал жить в ней, выполнять все функции, которые падали на мальчика-под- мастерья, бегал на базар, накрывал на стол, растирал краски, таскал чурки для литья. А вот такой в то время мастер-художник - он мастер на все руки. Это техник по сути дела. Он и крепостную стену ставит и пушки льет, и тонкую резьбу делает, и картины рисует - это все было соединено вместе. Вот попадал парень в эту семью, в которой 10, 15 и даже 30 учеников - все зависит от известности этого мастера. Значит, все они живут совместно. И поскольку они живут в коллективе с утра до вечера и с вечера до утра вместе, постольку идет процесс коллективного воспитания самой жизни. Никаких специальных задач на воспитание мастер этот не ставит, да и он не умеет этого сделать, если бы даже захотел. И он точно так же не обучает. Он делает свое дело. Он рисует картины, изготовляет оружие, кует булат, ищет секреты всего этого. В дело тогда объединяются все вместе. Нельзя сказать, кто он - инженер или ученый, или практик, там ничего этого пока нет. Он делает это все сам, хотя деятельности уже начинают разделяться. И вот все это он делает, а ученики стоят сзади и принимают участие в этой работе. Потом им начинают поручать какие-то части. Они выполняют, мастер следит за тем, как они это делают. Подправит. Потом, если у мастера много заказов, и он сам не ус- певает, он говорит своему ученику: "Ты будешь выполнять вот это". Ну выделяет главных, наиболее преуспевших. Они начинают делать свою самостоятельную работу, но фамилию пока что ставит мастер и он отвечает. Ему сделали заказ, потом, когда уже чело- век подрос, отличился в выполнении работы, он начинает особое искать себе место, подыскивает себе какого-нибудь покровителя и постепенно отделяется, но очень долго мастер и подмастерья эти отношения сохраняют там 35-40 лет он еще может работать в этом большом коллективе. Кто же воспитывает ? Воспитывает кол- лектив.

Его там наказывают, причем, как правило, жизненно наказы- вают, если он совершил какие-либо проступки. Ну один раз предупредили, выгнали, и дело с концом. Поэтому жизнь невероятно жесткая штука. Вообще никто не водится, никто не цацкается, никто не уговаривает.

Что мне очень важно ? Что нет этого процесса обучения как такового. Оно еще не выделилось. Человеку дают возможность соучаствовать в работе. Человек учится сам в этом процессе. Мы еще это будем схематизировать. Мастер ему никаких советов не дает, иногда подойдет, подправит, и все. Значит человек учится сам, а воспитывает его жизнь, коллектив, жизнь в коллективе. Так было раньше. Теперь представим себе нынешнюю ситуацию.

Первое. Сложилась система образования, т.е. обучение и воспитание - в нее поступают; обратите внимание, в нее поступают либо на очное отделение, тогда это означает, что от жизни реальной вырывают и сажают на школьную или студенческую скамью и человек начинает учиться, учиться и учиться. И только одно он делает: учится с утра до вечера. И тогда система образования, т.е. обучение и воспитание, от жизни отделена и жизни противопоставлена. И главное, что это правильно, потому что, как выяснил опыт 20-х - 30-х годов, что если образовывать людей в системе жизни - вот этой практической "жизни", учить и воспитывать, то выходят неграмотные поколения. А это значит, что промышленность, сельское хозяйство и т.д. начинают хиреть, я уже не говорю о науке и инженерии. Страна отваливается назад. В этом был смысл постановлений 32 и 36 годов. Мы попробовали реализовать обучение через жизнь, результаты были катастрофические, поэтому срочно пришлось крутить все назад. Поэтому это отделение системы образования от жизни, определившееся вековым развитием, оно совершенно правильно. Для того, чтобы дать человеку основы научных знаний и научного миpовоззpения, т.е. включая высшую математику, физику, химию, понимание истоpии, человека надо из повседневной жизни выpвать, и надо учить, учить и учить. Но что значит учить ? Вот когда отец воспитывает сына, то они это делают в паpном отношении. Бывает и иначе, когда воспитывают сына князя, то сын один, а учителей у него десяток. Кстати, пpивилегиpованные учебные заведения в США, в Англии, в Геpмании отличаются тем, что там пpеподавателей столько же, сколько и учеников, а часто и побольше. Если, напpимеp, на каждого из вас посадить 2-х,3-х пpеподавателей, то pабота была отличная. А спpашивается: кто будет делать все остальное ? Значит, число пpеподавателей очень огpаниченно. Это вообще pоскошь иметь много пpеподавателей. Поэтому воспитание всегда было элитаpным. Всегда воспитывали специально только детей из пpавящих классов. Сейчас во всех стpанах вынуждены пеpеходить в условия фpонтального обучения.

Я пpихожу на лекцию, пеpедо мной сидит двести студентов. И я начинаю их обучать или пеpедавать знания. Если пpиходит учитель, то пеpед ним сидит в классе соpок человек и нельзя наpушать эту ноpму. И он один должен pаботать с этими соpока и их обучать. Пpичем обучать не каждого индивидуально, на это не хватит вpемени, а должен обучать всех вместе, pазом. А как в это вpемя обстоит дело с воспитанием ? А на воспи- тание в школе вpемени уже не остается. Пpеподаватель, в обязанности котоpого входит обучение, он, как пpавило, воспитывать, когда обучает, не может. И вся система обpазования так постpоена, что воспитывать я не могу. Пpедставим себе идеальную ситуацию. Я пpихожу со звонком на лекцию, вы все сидите, тетpади выложены, pучка готова, вы начинаете записывать. Никто не pазговаpивает, все только слушают, все только учатся. Я свою лекцию отчитал, пpичем я уже имею возможность хоpошо читать, потому что внимание мое не отвлекается, воспитательным воздействием мне не надо заниматься. Я весь в дидактике, весь в содеpжании. Я только думаю о том, как бы вам это почетче пеpедать, мысль заостpить, пpимеpы найти и т.д. И вот вы полтоpа часа пpосидели, внимательно пpослушали. У меня даже повода не было вообще на кого-нибудь взглянуть. Следовательно, я за эти полтоpа часа никого не воспитывал, а когда я начинаю воспитывать, когда вы плохо себя ведете. Когда вы вместо того, чтобы слушать, pазговаpиваете. Я вынужден лекцию пpеpвать. И вообще начать длительное пpепиpание. Вы почему ? Что ? И вообще как ? Вот тут появляется элементаpная ситуация для воспитательной pаботы. Значит воспитание начинается тогда, когда наpушен этот основной педагогический пpоцесс обучения.

Давайте подытожим, в чем состоял пpогpесс от эпохи Возpождения до сегодняшнего дня. В том, что сложилась и выделилась офоpмилась в особую оpганизацию технология обучения. Вот это самый главный тезис. Значит истоpически сложилась и офоpмилась специальная технология обучения. Вот эти лекционные занятия, классно-уpочная система, котоpую выдумал Каменский, котоpая получила такое pазвитие у нас - все это есть особые фоpмы оpганизации обучения, но не воспитания. Чего я должен до- биться, обучая учеников в школе, тому, чтобы они не взаимодей- ствовали дpуг с дpугом. Я их должен pазделить. Мне нужно, чтобы они не pазговаpивали дpуг с дpугом, не толкались, не ссоpились, слушали только меня, и я в условиях фpонтального обучения pаз- биваю весь класс на атомы и заставляю каждого взаимодействовать только со мной.

Получается звездчатая система. Фактически реализуются парные отношения, их много, но каждый раз парные. И это есть условие нормального обучения. И все, что делается в современной шко- ле, направлено на обеспечение этой организации. Чуть только началось взаимодействие, представьте себе, я не знаю, по- скольку я здесь стою, он же может чего-нибудь не понял, а ме- ня боится спросить. А я его застукал и говорю ему: я тебя сейчас вообще из класса выгоню. А где же происходит воспи- тание ?

Воспитание происходит либо в семье, либо в коллективе, но уже во внеклассных формах; там, где спортивные занятия секции, клуб, танцы и т.д. - вот, когда начинается все это вне системы обучения, там тогда идет воспитание. Давайте вернемся назад.

Эпоха Возрождения - коллектив воспитывает, ученик учится, обучения как такового еще нет. И Гербарт фиксирует еще этот этап. Он в своем теоретизировании отстает, он глядит как на то происходит, он по вашему / обращение к студенту, задавшему вопрос / образу и подобию верит в практику; не в то, что идеально должно быть, не в электричество, он верит в кероси- новую лампочку и говорит: основной единственный процесс - это процесс воспитания. Он глядит на то, что есть. Он вообще ра- ботает по принципу - что вижу, то описываю. Итак, воспитание, а средство - наказание, обучение, поощрение; - это только сред- ства, они начинают складываться в обучении. По-прежнему цель - воспитание человека. А вот для того, чтобы воспитать, чтобы сформировать у него качества, способности, я его где-то на ка- ких-то этапах обучаю, но обучаю не для того, чтобы он был обу- ченным, умел работать - чтобы он человеком был с качествами, со свойствами и т.д. Но процесс то идет, и теперь в результате мы имеем: система обучения - сама по себе, ситема воспитания сама по себе. И, кстати, Маркс это уже четче видит. Хотя он уже почти современник, так лет на тридцать со сдвижкой жи- вет. Но он видит значительно больше и говорит иначе, есть два процесса: процесс обучения и процесс воспитания, и у каждого свои особые цели. Обучение формирует умения, навыки, умение че- ловека действовать. Но человек может быть обученным и при этом не воспитанным. И весь механизм, как он сложился, он работает пока в эту линию. Идеал, не идеал, я не знаю, он работает, есть железная необходимость, поскольку мы не можем сделать половину взрослых людей нашей страны педагогами. А потому мы ставим со- рок человек в классе, и у нас не хватает педагога. Опять же не хватает не в том смысле, что их вуз не подготавливает, но мы не можем такое количество людей направлять на это пока. А поэтому система обучения крепнет и развивается. Обучение без воспитания. Тогда что появляется ? Конечно, все говорят, что не идеал, а ужас какой-то, потому что обученный, а не воспитанный - это очень плохо. И появляется требование, которое записано в пар- тийных документах. Требование в о с п и т ы в а ю щ е г о о б у ч е н и я. Вот оно откуда взялось. Когда нечто требуется, формулируется - это означает, что чего-то нет, потому что, если бы это было, то его нечего было требовать. Вот в результате того, что система обучения отделилась, превратилась в самостоятельную систему со своей особой технологией. Причем - в систему, в которой уже нет никаких форм воспитания, которая уже воспитание не захватывает и это воспитание должно идти где-то, побочным образом во внеклассных занятиях, в приемах общения педагога с учени- ками. А оно куда более сложное, оно требует более тонких механизмов. Здесь нельзя читать лекции, здесь надо человеком быть. Как это Блонский писал, это его книга 1912 года:" Учитель, стань человеком !" Легко сказать: учитель, стань человеком! У учителя есть тоже свои проблемы. Он с авоськами в магазин ходит, у него зарплата сравнительно небольшая, свои проблемы и т.д. А ему говорят: стань человеком. У него свои проблемы, свои неприятности, он ссорится с женой, у него дети его не слушаются. А говорят, почему а, профессия эта не престижна ? Поэтому и уже у детей проблемы какие-то возникают. Вот очень интересные показатели престижности. В профессии какое место занимает учитель. И в общем, у него ворох своих проблем, ему бы прожить. А от не- го требуют: будь человеком и еще воспитывай. И он должен вроде бы это делать, но так система поделилась, что ему еле-еле хватает обучать. Но требование есть, и его нужно реализовывать, и само это требование создает установку на метод преобразования, совершенствования форм нашей педагогической работы, оно сформулировано, оно есть ответ на недостатки сложившейся системы. Эти недостатки всеми признаны. Осталось только понять, как их теперь преодолеть. Потому что от лозунга и принципа, который за- дает основные вехи нашей работы, то их осуществление - это дистанции большого размера. Нужно еще придумать как это сделать. Мне главное, чтобы вы поняли и правильно поняли, оценили ситуацию, поняли задачи, которые сегодня стоят, поняли откуда берутся лозунги сами, принципы эти, что они в себе фиксируют и как. Вот это мне очень важно. А вот, когда вы кончите институт, вот тогда надо засучивать рукава и браться за решение этой проблемы в научно-теоретическом и в инженерном и в организационном плане. Я ведь вернулся к началу. Ведь я с чего начал? Переломная эпоха, новые требования к педагогике, старая педагогика не удовлетворяет, нужна новая и она будет, поскольку она нужна.

Вот теперь я опять пришел к этому, но уже более конкретно. Надо же менять все эти формы, надо действительно реализовать принцип воспитывающего обучения. Но ведь мы с вами понимаем, что в условиях лекции и фронтального вашего сидения рядами перед преподавателем никакого воспитывающего обучения не будет. И ваши замечания по поводу того, что педагога можно заменить техническим средством, скажем видеомагнитофоном или кем-то, они же совершенно справедливы. Кстати, тоже один из путей решения проблемы. Смотрите, как чехи интересно это используют типа латерпоматика.

Идет специальный урок перед детьми, развертывается некоторая жизненная ситуация - семейная, нравственная, деловая. У них все оснащено. Значит, когда ребенок не согласен с ходом разви- тия событий, он нажимает у себя на столе кнопку. Когда этих кнопок стало достаточно много, встало все и видеомагнитофон пере- стал работать, остановился. Возвращаются назад, и учитель спрашивает:" А ты какой бы вариант здесь предложил ?" Понимаете ? Разыгрывается здесь типа сценария: он следит, соучаствует и говорит: нет, здесь надо делать так. А кстати, варианты уже заготовлены заранее. Включаем новый вариант, когда обсудили, и дети согласились, что надо делать это. Начинают крутить новый. А там опять свои проблемы. Но действительно, смотрите, совер- шенно новая форма и кстати, куда более действенная, куда более активная. Это не есть пассивное восприятие лекций.

Это есть уже соучастие. Сюда в преподавание включена театрализация. Они все участвуют. Это вам и хеппининг вот такого типа. Он чувствует себя хозяином, потому что он кнопку нажал, раньше нажал, раньше включили в действие. Я там на семинарских занятиях решаю проблемы 40 минут. Так зайду, по-другому, чтобы мне студенты начали отвечать, говорить. Вообще наизнанку выворачи- вать. А они вон сидят и говорят: да, нет, чего записать? Значит проблема эта есть и она действительно требует изменения. Для этого нам нужно найти новые формы. Вот теперь давайте возвратимся назад. С чего я начал. Вот перед вами категории.

Из зала - Но ведь теперь получается не техническое обучение, а просто средства технического обучения. Обучение, как оно было, так оно и остается. Вот эта связь преподавателя с аудиторией должна быть.

Г.П. - Правильно, но почему же остается ? Кстати, этот вопрос очень меня волнует. Я ведь не знаю, а есть ли у меня связь с вами или нет. Стремлюсь, я стремлюсь, но в какой мере мне это удается ? И когда ? И как ? И где ? Вы действительно правы и в этом вся суть дела. Связь должна быть.

Из зала - Чем больше вопросов, тем больше связь.

Г.П. - Ой, Женя, не следует это. Если я байки рассказываю и байки ходят по свету, и их приходят послушать, то от баек учения "не прибавят?" Что такое семейное воспитание или то воспитание, которое имели возможность давать аристократы своим детям ? Подавляющее большинство немецких фи- лософов скажем по окончании института работали кто 5, кто 10, кто 15 лет домашними преподавателями. И была практика такая. Вот подающего надежды студента, его бы университет в профессо- ра хотел взять, но нет мест пока. А там поpядок так на каждой кафедpе один пpофессоp и пока он не умеp, он не сменялся. Чтобы он не волновался, не пеpеживал, его посадили, ну и сиди себе спокойно pаботай. Он увеpен, что все то, что он бы не гово- pил, что бы он не писал - его никто не снимет. Кстати, за счет этого они всегда имели контингент экспеpтов. Когда его спpашивают, пpофессоp отвечает так, как он думает и как знает. Его не интеpесуют какие-нибудь пpоблемы, т.е. его снять никто не может, чтобы он там не написал. Это хитpая такая штука. Но вот пpежде, чем он попадал в институт, он шел в семью и там лет пять, шесть пpеподавал. Но он там один, и паpень один. И вот они занимаются, ходят вместе, лазают в гоpы, купаются - это уже не обучение, это воспитание, поскольку есть все вpемя личное отношение, личный пpимеp, очень сложные взаимодействия. Он и обучает, и обучение включено в пpоцесс воспитания по Геpбаpту. А вот, когда я попадаю с вами и вас сидит 50 человек, то связь между нами при всех возможных симпатиях, антипатиях, от- ношениях и т.д. она не может реализоваться, для нее нет условий и обстановки. Больше того, смотрите, что получается. Я очень часто избегаю такой непосредственной связи и студент избегает непосредственной связи. Мы оба соблюдаем дистанцию и находимся в формальных отношениях. И я каждый раз, когда задаю вопрос, я думаю, а не спросить ли чего лишнего ? Понимаете ? Я чего-то спросил, но казалось бы безобидно: "А чего вы так учитесь?" Я как будто бы в шутливой форме начинаю говорить, но это все серьезно, начинаются слезы и рев. А потом дальше начинается жизнь, сложнейшие проблемы, сложнейшее пересечение. А ты сидишь и думаешь:" А чем ты можешь помочь?" Выясняется, что ничем. Так чего ты спрашиваешь ? Чего в душу лез вообще ? Чего ты человека ставил в положение такое ? И в результате он вынужден каким-то образом тебе отвечать. А ты вообще как бревно бесчувственное. И там ему оценку ставить положительную, хотя он не знает, вроде нельзя, вроде еще хуже, и иначе тоже нельзя. И вот сидишь и думаешь: "Как бы чего лишнего не спросить ?" Понятно.

Не те условия, не та обстановка, - вот это надо очень четко понимать и я привожу это к некоторому историческому знаменателю. С тех пор, когда сложилась эпоха Возрождения и до сегодняшнего дня. На всем этом историческом отрезке, на котором действовали известные нам педагоги и классики, за это время структура образования кардинальным образом перестроилась. И в том числе обучение и воспитание вступили в новые отношения друг с другом. Система обучения выделилась, оформилась в свою особую, самостоятельную систему со своей технологией. А воспитание как бы осталось за бортом. Воспитанию теперь надо формировать новые свои формы, механизмы, условия. Но его воспитание требует совершенно иного отношения. Здесь передачей знания не обойдешься. Здесь нотации не помогают. Воспитание требует другой структуры, другой связи между педагогом и учениками. И совсем другое включение в коллектив. Поэтому оказалось я теперь перехожу к новому тезису, что обучение и воспитание не только разошлись, но и находятся в жестком антагонизме друг с другом. Потому что обучение требует одного - чтобы все сидели тихо, а воспитание требует, чтобы вы жили своей самостоятельной жизнью, активной, не обращая на меня внимания. И чем меньше буду я навязывать, чем меньше я буду командовать, тем воспитание будет лучше, но обучение при этом, извините, в условиях фронтального обучения не получится. Я еще кое-как сумею вами управлять, когда вы сидите тихо, но, если вы начнете жить своей жизнью, я ничего не смогу сделать. Понятно, да? Потребуется какое-то очень сложное управление, а главное воспитывать от и до. Нельзя воспитывать с 12.55 до 14.20

Из зала - Но в обучение должен стоять какой-то метод воспита- ния ?

Г.П. - Что значит должен ?

Из зала - Входит.

Г.П. - Покажите мне, где ? Я очень уважаю вашу точку зрения. Но покажите мне, где ?

Из зала - Как на уроках физвоспитания воспитывать ?

Г.П. - Это очень хороший вопрос.. Но как? Человечество ждет.

А вот теперь, когда мы поняли суть проблемы, что нам нужно понять, разобраться. Возникает вопрос: "А что же такое воспитание ? И что такое обучение ? И что такое учение ? И как они происходят, и как все это есть. И вот теперь мы несколько лекций должны будем вот это систематически рассматривать. Я фактически очертил всю проблематику, всю теоретическую пробле- матику. Вот теперь я начну приводить ее в порядок. А вы делайте это параллельно. Еще лучше, если вы начнете решать какие-то вопросы сами. А мы дальше будем двигаться и все это рассматривать. Таким образом я поставил вопросы. И тем самым определение цели нашего с вами дальнейшего движения. И мы должны теперь разобраться, что же это такое, каковы механизмы, средства, методы всего этого. Понятно. Ну, всего доброго.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9/2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 954-11-12